Нашествие - 3...
“Дипломатичный слог - обманчивая двуличность” А.В. Суворов
Нашествие - 3...
25.06.2021

Великие Отечественные.jpg

К 80-й годовщине начала Великой Отечественной войны, 209-летию начала Отечественной войны 1812 года и Бородинской битвы.

7-го сентября мы отмечаем, казалось бы, «некруглую» дату – 209-ю годовщину Бородинского сражения. Но она «органически» накладывается на другое событие – 80-летие начала Великой Отечественной войны. У нас так принято – 22 июня почтить память погибших в борьбе с фашизмом и… «забыть» до следующего года. Конечно, мы еще вспомним о войне в День Победы, а также в годовщины основных сражений. А ведь 80-летие начала войны – это было самое трудное время для нашего народа и страны, и каждый день был «окрашен» пролитой кровью сражавшихся на фронтах Великой Отечественной и отмечен неимоверным трудом в тылу – эвакуация предприятий, налаживание их работы и многое-многое другое. Поэтому в День Бородинской битвы я хотел бы вспомнить о двух НАШЕСТВИЯХ - нашествии наполеоновской армии и нашествие гитлеровского вермахта. А сейчас впору говорить и о третьем «нашествии», если вспомнить о тех событиях, которые на слуху у нас каждый день – постоянное «бряцание» оружием США и НАТО у наших границ, голословные обвинения России во всех смертных грехах и наглое, бесцеремонной вмешательство в наши внутренние дела. И все это идет от Евросоюза и США. Скажу крамольную мысль, как только Европа объединяется, или ее «объединяют» – Наполеон, Гитлер или еще кто, - каждый этот «евросоюз» тут же идет войной на Россию. Так и сейчас происходит – война идет: психологическая, идеологическая, «цифровая», «гибридная»… Но об этом чуть позже. А пока поговорим об Отечественной войне 1812 года.

Центральным событием Отечественной войны 1812 года, как известно, стало Бородинское сражение 26 августа (7 сентября), в котором, по определению Наполеона, «французы показали себя достойными одержать победу, а русские стяжали право быть непобедимыми». Главное оружие Наполеона – генеральное сражение. В нем он наносил удар, от которого противоборствующая сторона теряла все: войска, территорию и, в конечном счете, – победу. Ожесточенное кровопролитное сражение не дало победы ни одной из сторон: Наполеон не сумел разгромить русскую армию, а Михаил Илларионович Кутузов, стремясь сохранить ее, не стал – преграждать путь наполеоновским войскам к Москве. И в конечном итоге русская армия пришла в Париж… Победа была полной и окончательной.

Бородинское сражение состоялось 7 сентября 1812 года, но само нашествие наполеоновских войск началось 12 июня. Впрочем, не совсем «12 июня», а, как раньше говорили, - 12 июня по «старому стилю». А по «новому» - 25 июня 1812-го. Итого, разница всего лишь в три дня с гитлеровским нашествием. И… в 129 лет! Но все равно что-то очень и очень страшно знакомое. Знакомое – потому что и в самом деле страшно. Страшно было за государство, страшно было за наш народ, да и вообще было чисто по-человечески страшно. Вот что писал Лев Николаевич Толстой в своем романе «Война и мир»:

«12 июня силы Западной Европы перешли границы России, и началась война, то есть совершилось противное человеческому разуму и всей человеческой природе событие. Миллионы людей совершали друг против друга такое бесчисленное количество злодеяний, обманов, измен, воровства, подделок и выпуска фальшивых ассигнаций, грабежей, поджогов и убийств, которого в целые века не соберет летопись всех судов мира и на которые, в этот период времени, люди, совершавшие их, не смотрели как на преступления».

«…Событие должно было совершиться только потому, что оно должно было совершиться. Должны были миллионы людей, отрекшись от своих человеческих чувств и своего разума, идти на Восток с Запада и убивать себе подобных…»

Вспомним о том, что Наполеон шел ведь не завоевывать Российскую империю (если верить ему на слово), а «освобождать» ее от тирании Александра I. Как писал известный французский писатель Стендаль, Наполеон хотел посмотреть на ту солому, на которой «щенятся русские коронованные суки». Вспомним еще раз «Войну и мир» Л. Толстого. Крепостные крестьяне препятствуют выезду княжны Марьи Болконской из ее имения в Смоленской губернии, дескать, французы принесут им освобождение. Освобождение от крепостного права, от русских господ. Видите, как работала наполеоновская пропаганда в тылу противника? Впрочем, те смоленские мужики своим дремучим разумом не сразу и догадались, что взамен русских господ они получат иных, западноевропейских, ничуть не лучше, а то и хуже своих, «доморощенных», русских. И лишь только поняв это, они дружно взялись за «дубину народной войны» и стали гвоздить ею направо и налево, пока чувство мести не сменилось чувством гадливой жалости к побежденным.

А теперь вернемся к нашествию 1941 года. Гитлер тоже «освобождал» народы СССР и весь мир от коммунизма. Не правда ли, очень созвучны «благородные» цели двух завоевателей, одного - именуемого в истории как «великого», а второго – как страшного преступника?!.

«В чем суть?» - спросите вы. Я отвечу: «В «силах Западной Европы». Лев Толстой считал Западной Европой, видно, все, что было западнее наших рубежей. И это верно. Ныне «Западной Европой» для нас стали и страны Прибалтики, и Польша, и другие государства. Впрочем, исключая Прибалтику, эти «силы Западной Европы» шли через наши границы и в 1941 году. Вспомните, кто участвовал в нападении на СССР, а потом и в войне против него на стороне гитлеровской Германии? – Немцы, итальянцы, румыны; венгры (по состоянию на 1 октября 1955 года в СССР было зарегистрировано 513767 венгерских военнопленных); чехи, словаки (по некоторым оценкам, в рядах вермахта воевало более полумиллиона чехов и словаков, а в советский плен угодило 70 тыс. этих «защитников Европы» от большевизма); испанцы («голубая дивизия» - генерал Эмилио Эстебан-Инфантес, командовавший «голубой дивизией», в своей книге «Голубая дивизия. Добровольцы на Восточном фронте» приводит следующие цифры потерь дивизии: 14 тысяч – на Волховском фронте и 32 тысячи – на Ленинградском – зима - весна 1943 года); финны, позже – легионы «Ваффен СС» Латвии, Эстонии, украинская 14-я гренадерская дивизия СС «Галичина» и многие другие. И это при всем том, что я не перечисляю те страны, представители которых служили в различных вспомогательных войсках гитлеровской Германии… Кто-то спросит, а почему одна дивизия потеряла столько людей, это уже не дивизия, а корпус, а то и армия. Вопрос правильный, и мой ответ на него будет таким: дивизии постоянно несли потери и пополнялись, так что за годы войны через эти соединения прошли десятки тысяч новобранцев. Та же украинская 14-я гренадерская дивизия СС «Галичина» была в «пух и прах» разгромлена Красной Армией в 1944-м году под Бродами, но ее воссоздали вновь, таки образом, Украина поставила вермахту, получается, не одну дивизию, а две, но под одним названием – «Галичина».

А теперь вернемся, друзья, к Льву Толстому: «Силы двунадесяти языков Европы ворвались в Россию»… Не правда ли, эти параллели, сравнения говорят сами за себя?!.

Посему вывод очевиден. Как Наполеон сумел объединить под своими знаменами в войне против России «силы Западной Европы» (по словам Л. Толстого), так и Гитлеру удалось это в большой степени. Теперь эта «Западная Европа» прилежно учит нас демократии и напрямую обвиняет Россию в фашизме.

В телепередаче на канале ТВЦ «Момент истины» Андрея Караулова 22 сентября 2006 года известный политолог и философ Сергей Кургинян говорил: мир спас коммунизм (цитирую не дословно, но близко к тексту). Красное против черного как идеология. Да еще прогрессивная демократия в лице главного ее представителя Рузвельта. Ведь мог же прийти к власти в США и не он, соотношение сил было примерно 50 на 50. Если бы пришел другой, он мог бы подписать все договоры с Гитлером, то же сделали бы и англичане…

Несомненно, и такой вариант развития событий мог иметь место. В той же Англии сильны были позиции фашистов во главе с такой ординарной фигурой, как их лидер Мосли. Кстати, патриотически настроенные англичане, лично принимавшие участие во второй мировой войне, так и не свернули шею этому Мосли, он еще и после войны пытался обращать добропорядочных жителей туманного Альбиона в свою веру, отделываясь при этом шишками и ссадинами, полученными в драках с антифашистами и ветеранами. Ответьте и еще на один вопрос: а для чего Рудольф Гесс летел в Великобританию? Наверное, не только для того, чтобы выпить чашечку английского чая. Чисто по роковой случайности не смог благополучно долететь, то бишь – тайно и без огласки. В противном случае его миссия могла принести и какие-то ощутимые результаты в переносе борьбы с фашизмом на борьбу с коммунизмом, то есть, на борьбу с СССР. Да и Ален Даллес пытался договориться об этом с гитлеровцами в 1945 году…

Итак, вернемся к вторжению. К нашествию 1941 года. К нашествию фашистской Германии и ее многочисленных сателлитов - союзников из Западной Европы. Всем хотелось жизненного пространства на Востоке, всем хотелось поживиться за счет СССР.

Гитлеровцы, ведя боевые действия в Европе, потеряли 60 тысяч человек. Это примерно четыре полнокровных мотопехотных дивизии. Ну, может быть, пять. Ладно, пусть даже шесть – численный состав дивизий постоянно менялся. Остановимся на пяти. Так вот, вдумайтесь: за завоевание всей Европы отдать пять дивизий! Видно, не очень-то противилась этому завоеванию сама Европа. А теперь сравним: в Московской битве фашисты потеряли 1300 танков, 2500 орудий и минометов, 900 самолетов и более полумиллиона солдат и офицеров. Более полумиллиона! Почти в десять раз больше, чем во всей порабощенной Европе! А если вспомнить Сталинградскую, Курскую битвы?!. Вспомнить другие блестящие наступательные операции Советской Армии?!. Вот, откуда те огромные десятимиллионные людские потери, которые понесла фашистская Германия в годы второй мировой войны. Самые большие потери нанесли ей мы. И только мы. Нанесли и действующая армии, и, по определению Льва Толстого, «дубина народной войны».

А теперь вспомним о наших записных «демократах» - США и Великобритании. Их совокупные потери во второй мировой войне – около 600 тысяч солдат и офицеров. Это примерно столько, сколько потерял СССР при освобождении одной только Польши. Как видите, несравним вклад нашей страны, наших советских народов в достижение победы над гитлеровской Германией с общим вкладом всей Западной Европы и всего мирового сообщества. Вернее, сравним, но сравним в какой степени?!.

Кстати, о Польше. В армии Наполеона, насчитывавшей 570000 человек, служили и воевали от 95000 до 100000 поляков из Герцогства Варшавского. Особо «отличились» польские вояки, убивая безоружных русских пленных. Генерал Филипп-Поль де Сегюр, личный адъютант Бонапарта вспоминал в своей книге:

«…Императорская колонна приближалась к Гжатску; она была изумлена, встретив на своём пути только что убитых русских. Замечательно то, что у каждого из них была совершенно одинаково разбита голова и что окровавленный мозг был разбрызган тут же. Было известно, что перед нами шло две тысячи русских пленных и что их сопровождали испанцы, португальцы и поляки… Кругом императора никто не обнаруживал своих чувств. Коленкур вышел из себя и воскликнул: «Что за бесчеловечная жестокость! Так вот та цивилизация, которую мы несли в Россию! Какое впечатление произведёт на неприятеля это варварство? Разве мы не оставляем ему своих раненых и множество пленников? Разве не на ком будет ему жестоко мстить?»

А теперь перенесемся в годы второй мировой войны и вспомним о «вкладе» поляков, которые они внесли, воюя в рядах гитлеровского вермахта. Обратимся опять к источникам, к изданию «Военное обозрение»:

«Точных данных о числе граждан Польши, которые носили немецкие мундиры, неизвестно. Немцы считали только поляков, которые были призваны до осени 1943 г. Тогда с присоединенных к третьему рейху польских Верхней Силезии и Поморья взяли 200 тыс. солдат. Однако набор в вермахт продолжался и далее, и в ещё более широких масштабах. В результате до конца 1944 г. в вермахт было призвано до 450 тыс. граждан довоенной Польши. По данным профессора Рышарда Качмарека, директора Института истории силезского университета, автора книги «Поляки в вермахте», через немецкие вооруженные силы прошло около полумиллиона поляков из Верхней Силезии и Поморья. Остальные поляки, проживавшие на территории генерал-губернаторства, в вооруженные силы третьего рейха не призывались. Погибло, если сравнивать с потерями вермахта, до 250 тыс. поляков. Также известно, что Красная Армия пленила, по неполным данным, свыше 60 тыс. военнослужащих вермахта польской национальности; западные союзники взяли в плен более 68 тыс. поляков; ещё около 89 тыс. человек перешло в армию Андерса (часть дезертировала, часть попала из лагерей для военнопленных)».

Не могу не вспомнить одну очень подлую вещь. В 2007 году закончился двухлетний «мясной» конфликт России с Польшей. Суть его заключался в том, что в ноябре 2005 года Москва ввела эмбарго на поставки польской животноводческой продукции, объяснив это участившимися случаями грубых нарушений ветеринарного законодательства и даже фальсификацией поставляемого в Россию мяса. Якобы под видом польской говядины к нам шла южноамериканская буйволятина. Ну, это, конечно, сфера экономических и политических отношений. Но в 2007 году одно из польских изданий кощунственно высказалось насчет данной нашумевшей проблемы поставок мяса с откровенно-мерзкой издевкой, сравнив бойцов Красной Армии с этим самым мясом. Любой цивилизованный человек тогда содрогнулся, вспомнив о том, что Советская Армия потеряла при освобождении Польши 600 000 человек. Повторяю: это практически столько, сколько погибло в годы второй мировой войны американцев и англичан. Заметьте: такие недружественные кощунственные выпады происходили еще в 2007 году, когда у нас с США и Евросоюзом были сравнительно добрые взаимоотношения. Так что психологическая война и не кончалась. А мы говорим о том, что у нас испортились отношения с соседями только после присоединения Крыма…

А теперь вспомним «доблестных» французов, которые в Бородинском сражении, по определению Наполеона, «показали себя достойными одержать победу…» Да, оказались достойными, но не победили. Потому что и на самом деле «русские стяжали право быть непобедимыми» - по словам того же Наполеона. А потом, спустя 129 лет, нам многие источники говорят о том, что в 1941 году французы опять воевали на Бородинском поле, как и их далекие предки, и их даже напутствовал гитлеровский фельдмаршал Клюге. Красивая сказка. И я попытаюсь доказать это. Может, кто-то опровергнет меня, но факты говорят о следующем. Однако сначала приведу выдержку из одного источника, и их, таких источников, много, которые говорят, что французы воевали на Бородинском поле. Как я понимаю, эти авторы просто переписывают друг у друга выдуманный кем-то миф. Вот он:

«Во втором эшелоне атаки наступала 7-я пехотная дивизия баварцев, которую и усилили 638-м пехотным полком. Прибыв под Смоленск в начале ноября, французы еще до боевых действий потеряли 400 человек больными и обмороженными. Перед атакой к французам с речью обратился фельдмаршал Клюге, который напомнил им, что именно в этом месте их предки во главе с Наполеоном сошлись в схватке с русскими и теперь настал их черед биться.

Хотя перед вступлением в бой французские добровольцы прошли несколько месяцев подготовки, они не оправдали надежд командования. Сильный мороз и метель деморализовали привыкших к теплу французов, а отчаянная атака сибиряков довершила разгром. За несколько часов сражения полк потерял убитыми 65 человек и 120 ранеными.

Немецкий штаб сделал вывод о низких боевых качествах французских легионеров. Если рядовой и сержантский состав еще на что-то годился, то высшие французские офицеры проявили полную некомпетентность на поле боя. Для военных действий против армии СССР они не подходили, поэтому 638-й французский полк отправили в тыл. После комплектации новыми кадрами и дополнительного обучения подразделения использовали против партизан и для карательных операций в деревнях Белоруссии и Украины».

Получается, что сибиряки разгромили французов под Бородино. А теперь займемся элементарной математикой. Вот, что пишет та самая «Википедия», а также другие источники, да и приведенный мною выше фрагмент, где утверждается, что французы прибыли только в ноябре… Итак, «Википедия»:»

«В начале ноября 1941 года 1-й и 2-й батальоны 638-го пехотного полка прибыли в Смоленск. Численность прибывших составляла около 2352 солдат. Практически весь ноябрь 1941 года полк вынужден был совершать тяжёлый марш-бросок к линии фронта, из-за чего понёс первые потери в живой силе, снаряжении и лошадях. Батальоны полка были сильно растянуты, из-за чего непосредственной линии фронта достиг только I батальон, а II остался в качестве запасного. В начале декабря французы из I батальона воевали против РККА, но понесли большие потери от советской артиллерии и пострадали от обморожений. В результате полк был решено отвести назад в Польшу и переформировать…»

А теперь посмотрим боевую историю 32-й Краснознаменной Саратовской стрелковой дивизии, которой командовал полковник Виктор Иванович Полосухин. Именно части его соединения воевали на Бородинском поле.

В течение шести суток боев на Бородинском поле немецкие войска потеряли 10 тысяч солдат и офицеров, 4 самолёта, 117 танков, 226 автомашин, 124 мотоцикла. Маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков вспоминал: «На Можайском направлении против 40-го моторизованного корпуса врага, поддержанного большой группой танков и авиации, особенно упорно сражалась 32-я Краснознамённая стрелковая дивизия полковника В.И. Полосухина. Спустя почти 130 лет после похода Наполеона этой дивизии пришлось скрестить оружие с врагом на Бородинском поле, том самом поле, которое давно уже стало нашей национальной святыней, бессмертным памятником русской воинской славы. Воины 32-й стрелковой дивизии не уронили этой славы, а приумножили её…»

Далее. Утром 18 октября 1941 года после артиллерийского обстрела и ударов с воздуха немцы, прорвав оборону 5-й армии, обошли Бородинское поле с юга и захватили Можайск. Части 32-й стрелковой дивизии полковника В.И. Полосухина продолжали сражаться на Бородинском поле до 20 октября 1941 года, непрерывно атакуемые немецкими танками с южного и восточного направлений. Командующий 5-й армией генерал-майор артиллерии Л.А. Говоров, сменивший раненного в бою Д.Д. Лелюшенко, приказал командиру 32-й стрелковой дивизии в целях сохранения остатков ее личного состава отойти на левый берег реки Москвы.

Итак, дивизия полковника Полосухина отошла с Бородинского поля 20 октября, а 638-й гитлеровско-французский полк высадился в Смоленске только в ноябре, а до фронта добрался к декабрю. Как он мог оказаться тогда, в октябре 1941-го, под Бородино? Так что, товарищи, не верьте красивым сказкам…

Ну, а о «боевых заслугах» французов исчерпывающе написал Игорь Елков 11 декабря 2019 года в «Российской газете», статья называется «У деревни Дютьково замерзает полк». Вот ее фрагменты.

«Во время битвы за Москву в районе подмосковных деревень Дютьково и Головково наступающие части сибирских дивизий Красной армии начали находить необычные трупы. Форма немецкая, но на рукавах шеврон со словом "Франция". Хотя для нас это не было большим открытием. Разведка давно донесла, что в составе 7-й баварской дивизии вермахта против наших воюет французский полк.

…Реально французский полк в составе двух батальонов (2,3 тыс. штыков) прибыл на фронт в ноябре 1941 года, потеряв по дороге пушки. Французы считали наши дороги несносными, и если орудие завязло в грязи, то его просто бросали. Вообще-то в вермахте за такое расстреливали. Но французов вермахт терпел. Скрипя зубами.

Замечу: шли французы без боев, по тылам группы армий "Центр". К нашей столице подошли довольно близко: до Москвы на французских картах было 63 км по прямой.

Французы мародерствовали в деревнях. Краденое не шло впрок: щи и квашеную капусту их нежные организмы не переваривали. Страдали поносом. Да и деревенский самогон - не божоле. Бойцы напивались в хлам, дерзили офицерам.

… В декабре 1941-го полк под Москвой потерял 500 солдат и офицеров: убитыми, раненными и обмороженными. Общие потери во время похода на Москву - до тысячи.

Немцы понимали, что толку от солдат с постоянно приспущенными штанами мало, и отвели французский полк в тыл на "залечивание ран". К передовой их больше не подпускали. Обделавшихся под Москвой французов отправили в Белоруссию, где они воевали с партизанами и работали карателями, проявляя большое рвение. Дошло до того, что одного французского офицера немецкий трибунал судил за неоправданную жестокость по отношению к мирному населению. Впрочем, офицер выкрутился: заявил на суде, что село "само сгорело". А спасать население он не обязан, не пожарный же. Немцы его "наказали": сняли с должности и отправили во Францию.

Во время "похода на Восток" французы совершали марши по местам "боевой славы Наполеона": шли по Смоленской дороге, заходили на Бородинское поле. Зону карательных операций им издевательски отвели в районе переправы через Березину. Хотя немцы знали, что "Березина" вошло во французский язык как "катастрофа".

Кроме 638-го полка на стороне Гитлера сражались до 200 тыс. граждан Франции: в гренадерской дивизии СС "Шарлемань", немецких частях. 23 тыс. мы взяли в плен, после войны вернув домой, во Францию, которую объявили союзницей. К легионерам из LVF и прочему фашиствующему сброду в СССР отнеслись по принципу "в семье не без урода". Считая, что настоящая Франция - это асы полка "Нормандия - Неман" и герои из движения Сопротивления генерала де Голля…»

И немного о французском Сопротивлении… Даже само название «Сопротивление» придумали русские. Та же «Википедия» сообщает: «Научные сотрудники Музея человека в Париже Борис Вильде и Анатолий Левицкий организовали в подвале музея типографию, которая в конце 1940 года выпустила первый номер листовки, озаглавленной словом «Сопротивляться!», давшей название всему патриотическому движению во Франции».

Кто-то спросит, почему я опять пишу «та же «Википедия»? Да дело в том, что этот источник никогда не питал симпатии к нам и к нашей истории, но если даже он не может обойти данный факт, то этому можно верить вдвойне.

До момента открытия Второго фронта общее количество партизан в «Сопротивлении» составляло, по данным историков, не более 20 - 25 тысяч человек. Из них около 3 тысяч - были советскими гражданами (бывшими военнопленными). Также в рядах Сопротивления воевало значительное количество евреев, представителей российской эмиграции, армян (бежавших от геноцида в Турции) и воинов-интернационалистов, покинувших Испанию после победы Франко. И это - на 41 миллион населения. А теперь вспомните, сколько воевало во второй мировой войне французов в гитлеровском вермахте: до 200 тысяч! Так что «сопротивление» бывает разное – одни воевали с оружием в руках, в том числе и советские граждане на территории Франции, а другие… плевали в чашки с кофе оккупантам. Сказал бы жестче, да не стоит…

А теперь вернемся к современности. Бывший гитлеровские сателлиты теперь усердно прислуживают США и НАТО. «Для лакея не может быть великого человека, потому что у лакея свое понятие о величии», - сказал Л. Толстой. Хочу заметить в свою очередь, что государства ведут себя зачастую, как простые люди, простые индивидуумы. Многое зависит от одиозности их руководителей – глав этих государств. Некоторые из них ведут себя, простите, как уличные, подзаборные хулиганы, по-холуйски угодливо поддакивая и даже доходя до истерики в «визгливой ненависти» к России, причем, их вопли куда громче, чем их хозяев-суверенов. Поэтому и не может быть великого государства для стран-сателлитов – они вовлекаются в орбиту вращения то одного мощного механизма, то другого. То фашистской Германии, то СССР, то США… И вот уже наши недавние союзники по Варшавскому договору, да что там – «союзники»? Наши бывшие представители «Союза нерушимого республик свободных» стараются избавиться от советского прошлого. Правда, избавляются они от этого «прошлого» как-то по-особенному. Переписывают историю, выпячивая свою «национальную идентичность». А свое «избавление» от советского прошлого начинают с уничтожения, запрета или переноса памятников героям Великой Отечественной войны, памятников тем, кто их освободил от фашистского нашествия сороковых годов.

Завершая свою статью, хочу напомнить, что у нас, русских, память о злодеяниях иноземных захватчиков живет во всех последующих поколениях на генном уровне. Мы не вправе забывать о том, что бесчисленное количество злодеяний – наполеоновских ли, гитлеровских ли войск, - говоря словами Л.Н. Толстого, - «в целые века не соберет летопись всех судов мира».

Московский суворовец Александр Колотило,
полковник, ветеран боевых действий