“Быстрота и натиск - душа настоящей войны” А.В. Суворов
О псевдо-гуманизме и необходимости жить по законам военного времени
13.04.2024

По закону военного времени....jpg

С первых дней начала СВО мы предупреждали о необходимости придерживаться правил информационной безопасности, рассказывали о профессиональной работе специалистов центра по информационно-психологическим операциям – ЦИПСО Украины.

Работают украинцы порой очень грубо, кажется, даже топорно, но при этом весьма эффективно. Потому что обучали их профессионалы англосаксонских спецслужб. А уж в МИ-6 знают толк в информационно-психологических операциях, направленных на подавление морального духа и воли к сопротивлению своего противника.  

Террористически-диверсионные акции англосаксы всегда сопровождают мощными скоординированными информационными кампаниями в мировых СМИ. И очень умело воздействуют на общественное сознание в тылу противника.

Одновременно с терактами ими всегда проводится активная информационная кампания, распространяются слухи, способные посеять панику, подорвать доверие к власти. Тактика подобных операций информационной войны очень точно описана Владимиром Высоцким: «Словно мухи тут и там ходят слухи по домам, А беззубые старухи их разносят по умам».

В первые дни после задержания нелюдей-террористов мне приходилось отвечать некоторым, утверждавшим, что схваченные спецназом упыри вовсе не террористы, хладнокровно убивавшие людей в Красногорске. Слишком уж жалкими и дрожащими выглядели убийцы. А вы не помните, как выглядели во время войны на Кавказе в первые минуты плена главари бандформирований? При задержании бойцами спецназа известные своей звериной жестокостью к пленным главари боевиков очень часто выглядели жалкими и дрожащими, совсем не так, как на собственных видеосъемках, когда они размахивали ножами и автоматами, скалили зубы и угрожали России.  

Одно дело, когда эти вооруженные до зубов шайтаны чувствуют себя хозяевами, распоряжающимися жизнями других людей, испытывая бесовскую радость и наслаждение при виде чужих страданий. А другое дело, когда они попадают в руки бойцов спецназа и с ужасом понимают, что столкнулись с мощной силой, которой сами не способны противостоять, на глазах превращаясь в дрожащих, заикающихся от страха жалких выродков.

Некоторые православные «гуманисты», последователи учения Льва Толстова, которым пришлось отвечать в самом начале СВО (в статье «Сопротивление злу силою. Пацифисты на стороне нацистов»), принялись очень жалеть нелюдей-террористов и осуждать бойцов спецназа за чрезмерную, как им кажется, жестокость. Общаясь с такими псевдо-гуманистами, одного не могу понять, как они все эти годы умудрялись не замечать погибающих под обстрелами на Донбассе, не слышать про Аллею Ангелов? Ходили в храм, но при этом о трагедии Донбасса не слышали? Для меня это загадка.

И вдруг такое необыкновенное сострадание к упырям-террористам, возмущение «жестокостью» спецназа при задержании этих нелюдей. Как это понимать?

Задержание террористов и диверсантов происходит всегда максимально жестко. Есть такое понятие «форсированный допрос». Входит в программу подготовки спецподразделений. Главная цель – по горячим следам, как можно быстрее получить у задержанных информацию, которая помогла бы раскрыть организаторов и заказчиков теракта. Для этого и жесткое давление, и физическое, и психологическое, на террориста и диверсанта, чтобы подавить волю и получить информацию. Бойцы обязаны это делать, это их долг. Почему это необходимо? Это самая драгоценная информация. От скорости добытых в ходе форсированного допроса сведений порой зависит, попадут ли в возможную засаду твои товарищи, готовится ли в данный момент другой теракт. Возмущаются «негуманным» отношением те, кто представления не имеет о крайней необходимости таких действий спецназа. И часто это спасенные жизни людей. И мирных жителей, и твоих боевых товарищей.

В данном случае возмущаются «жестоким обращением» с нелюдями те, кто желает поставить под сомнение профессионализм наших силовых структур. В основном это поклонники «берлинского пациента», верная аудитория «Эха Москвы» и «Дождя». Что для них сотни невинно погибших по сравнению с синяками и ссадинами террористов, устроивших бойню мирных людей.

Главная цель так называемых «правдоискателей» – посеять сомнение в действиях силовых структур и государственной власти. Поэтому и заполняют «правдорубы» соцсети гневными вопросами: «почему не вовремя спецназ прибыл», «почему так долго медики не приезжали», «почему МЧС, пожарные так плохо работали»… Главная мысль, которую пытаются внушить эти т.н. «правдорубы», что нашей власти нельзя доверять, все структуры государства, все силовые ведомства, медицина и МЧС работают из рук вон плохо. А кто виноват? Это вам заботливо подскажут сотрудники украинского ЦИПСО.

И когда потом выясняется, что все прибыли на место очень быстро, работали с полной самоотдачей, самоотверженно, проявляя часто настоящий героизм, – слухи уже расползлись, посеяв уныние и недоверие к власти.

Могут ли быть ошибки и недочеты в работе власти, различных государственных структур и силовых ведомств? Разумеется, могут. Но главная задача информационно-психологических атак – воспользоваться состоянием шока, вызвать панику и посеять раскол в обществе, заставить людей пребывать в состоянии уныния, раздраженности, настроить против собственного государства. Моральное состояние тыла напрямую влияет на состояние воюющей армии. Поэтому в любой современной войне особую роль уделяют информационно-психологическому воздействию на противника.

С изобретением интернета возможности специалистов по информационно-психологическому воздействию усилились многократно. По дворам слухи разносить нет необходимости. Их доставляют в каждый дом, в каждую голову.

Поэтому, еще раз прошу, дорогие слушатели, не верьте и не распространяйте непроверенную информацию, не становитесь объектами психологических манипуляций. Не позволяйте собой манипулировать!

Против нас работают настоящие профессионалы информационных войн. Это надо понимать. Но слава Богу, страна серьезно изменилась за последние два десятилетия. Думаю, многие помнят, как после терактов в Буденновске и Кизляре, после гибели подводной лодки «Курск», трагедии на Дубровке и в Беслане российское телевидение нагнетало в обществе атмосферу безысходности и уныния, обвиняя во всем власть и силовые структуры. Это не удивительно, мы же помним, кому в то время принадлежали все телеканалы и подавляющее большинство российских СМИ.

Методы «черной пропаганды» известны давно. Над этим на Западе работают целые институты. Кстати, в Силах специальных операций США и Великобритании 70 % личного состава – специалисты по информобеспечению, а всего 30% – боевой состав. Понимаете?

Уже несколько лет британские и американские специалисты информационно-психологической борьбы активно работают на Украине. На Украине много лет официально действует ЦИПСО. Их основная «боевая» задача — информационно-психологические диверсии в пространстве противника. Занимаются, повторяю, этим очень серьезные, высокопрофессиональные специалисты по информационным войнам, военнослужащие, сотрудники спецслужб из Великобритании и США, других стран. И, конечно, украинцы, которые прекрасно знают нашу психологию. Мы же действительно один народ.

Противник прекрасно знает все наши уязвимые стороны, прекрасно разбирается в психологии нашего общества, ведь все 30 лет в России действуют различные фонды, проводились всевозможные соцопросы.

Нас целенаправленно втягивали и втянули в войну. Война нам объявлена тотальная, т.е. на уничтожение. И сегодня важно понять, хочет кто-то или не хочет, но каждому, каждому из нас придется принять участие в этой войне. В современной войне участвует не только армия, бойцы и командиры, ведущие боевые действия. Не только работающие в ВПК, оборонной промышленности, добровольцы, волонтеры, помогающие воюющей армии. И не только родные и близкие бойцов, сражающихся на фронте.

Участвует в этой войне каждый человек, живущий в России. Вне зависимости от его политических убеждений и взглядов. Вне зависимости от того, это пацифист-толстовец, который пытается спрятать голову в песок, или патриот, поддерживающий армию. Только принимает участие либо на стороне своей армии, помогая, чем может, защитникам Родины. Или же своим нытьем и пораженческими настроениями подрывая моральный дух, фактически поддерживает врага.

И победа в этом противостоянии зависит от каждого из нас. От состояния нашего общества, от нашего единства и стремления к победе. От твердости духа.

И еще важно сказать о возможности отмены моратория на смертную казнь за особо тяжкие преступления. Мораторий мы ввели при Ельцине в 1996 году ради вступления в Совет Европы, изо всех сил стараясь им понравиться. Не получилось. А сегодня Европа ведет с нами войну, мечтая уничтожить Россию. И слава Богу, мы больше не стремимся нравиться европейцам.

Противники возвращения смертной казни говорят, что террористов это не остановит. Но, как показывают последние события, нелюди, нанятые для теракта в Красногорске, вовсе не собирались жертвовать своей жизнью, как шахиды.

Православные противники снятия моратория на смертную казнь уверены, что один Бог имеет право отнимать у человека жизнь, потому что каждый, даже самый закоренелый преступник, может принести со временем покаяние. Но мы помним, как святой князь Владимир после Крещения выпустил всех преступников из тюрем. И когда татьба и разбой захлестнули русскую землю, святителям пришлось напомнить князю Владимиру, для чего правитель носит меч. Церковь всегда благословляла христианских правителей защищать свой народ не только от внешних врагов, но и от тех, кого на Руси называли душегубами.

И как же быть в военное время? Наши бойцы, защищая Родину на фронте, убивают нацистов, получают ранения, некоторые отдают свою жизнь, чтобы скорее пришла победа и наступил мир. А в это время диверсанты и террористы убивают в тылу воюющей армии наше мирное население, родных и близких наших воинов. И жестокие преступники знают, если попадутся при задержании, они в худшем случае оказываются в «домике», где им обязаны предоставить адвоката и работать, как с обычными гражданами, соблюдать пресловутые права человека. А смертная казнь в России запрещена, судить будут долго и нудно. Адвокаты будут доказывать, что во всем виноваты «семья и школа», требовать снисхождения к «обманутым ребятам». К тому же им обещают вербовщики из украинских спецслужб, что через некоторое время их обменяют, и бандеровская «батькивщина» встретит этих убийц, как героев. А в том, что именно так может произойти, их убеждает обмен упырей из «Азова» на наших военнопленных.

Но ведь террористы и диверсанты не военнопленные, на которых распространяются законы Женевской конвенции, а хладнокровные убийцы   безоружного мирного населения. И судить их надо по законам военного времени.

Я знаю, как избавить некоторых лжегуманистов от слезливого сострадания террористам. Заставить их смотреть видеозаписи, на которых эти нелюди расправляются с мирным населением, кадры казней пленных и заложников. Государство не показывает все эти записи, которые делали сами изуверы, чтобы не травмировать сознание простых людей. Это материалы для специального пользования. Но некоторым из «гуманистов», возмущенных жестоким обращением при задержании террористов, надо бы показать. В целях перевоспитания.

Может, поймут, что есть нелюди, одержимые бесами, шайтаны, от которых общество необходимо защищать самыми решительными мерами, а не ждать от них покаяния.

Мне думается, что в военное время подлинное проявление любви и сострадания к людям это прежде всего забота о безопасности собственного мирного населения и все, что помогает сократить потери наших воинов на фронте.

К тому же смертная казнь называлась высшей мерой защиты общества. Эта исключительная высшая мера является не местью, но обязана оградить жизнь других людей от особо опасных преступников. Мы не требуем применять смертную казнь за все тяжелые преступления. Это исключительная мера защиты общества. А терроризм и является таким исключительно тяжким преступлением. Важно, чтобы террористы и их пособники знали, что им неминуемо грозит смертная казнь. Кого-то из них это точно остановит, а значит спасет чьи-то жизни.

Кстати, кадры жесткого задержания нелюдей показывали по ТВ не для того, чтобы мы могли над ними поплакать, проявляя милосердие, а чтобы отрезвить некоторых недоумков, готовых совершать теракты. Может поймут, что при задержании могут и уши, и голову потерять.  

Когда некоторые наши сограждане уверены, что сопереживая о судьбе террористов, хладнокровно и жестоко расстреливавших беззащитных людей, женщин и детей, проявляют подлинный гуманизм и милосердие, хочется задать им один вопрос. А вы уверены, что имеете право проявлять милосердие за счет других? Может быть, высшее право прощать убийц имеют родные и близкие погибших во всех страшных терактах? Матери детей, погибших в Беслане, или близкие тех, кто погиб на Дубровке или во время взрыва домов в Москве и Волгодонске и недавно в Красногорске? Разве не к голосу этих людей прежде всего должна прислушаться государственная власть?

Может быть важнее для государства услышать и голоса тех, кто с 90-х сражается с международным терроризмом, кто видел горе матерей Беслана, освобождал заложников, терял все эти десятилетия в боях с шайтанами своих боевых товарищей?

И у меня вопросы к тем православным, кто выступает против возвращения в России смертной казни. А Петр Аркадьевич Столыпин, который ввел военно-полевые суды, чтобы бороться с терроризмом, был православным человеком? А Царь-мученик, вручивший подобные полномочия Столыпину? В то время удалось в короткий срок сбить волну революционного террора. И надо заметить, при незначительном количестве приговоренных к смертной казни военно-полевыми судами.

Против России сегодня ведет войну коллективный Запад, используя террористов из числа исламских радикалов и бандеровского подполья для того, чтобы в нашем тылу открыть второй фронт. Российские спецслужбы знают, что среди завезенных миллионов мигрантов есть «спящие ячейки» ИГИЛ*, к тому же эта среда – очень плодородная почва для работы вербовщиков различных террористических организаций. Среди миллионов беженцев с Украины явно есть и агентура СБУ и ГУР. Ведут работу западные спецслужбы и с т.н. «релокантами», возвращающимися в Россию. Пример террористки Дарьи Треповой, убийцы Владлена Татарского (Максима Фомина) у нас перед глазами. И мы видели, как «гуманисты» из либерального лагеря изо всех сил пытались ее оправдать и призывали пожалеть «несчастную молодую девушку». На погибшего Максима Фомина и пострадавших от взрыва бомбы Треповой их жалости уже не хватало.

Террористический фронт в тылу России открывают мощнейшие спецслужбы США и Великобритании, других стран НАТО. Никаких моральных принципов и ограничений жестокий и вероломный враг придерживаться не собирается. Противник обладает огромными ресурсами и широкими возможностями раз за разом наносить вред нашей стране. Как бы эффективно и слаженно ни работали наши спецслужбы, страна огромная и уязвимых мест очень много. Необходимы четкое понимание опасности и духовная мобилизация всего общества. Невозможно вести войну с жестоким врагом, пытаясь продолжать жить по законам мирного времени.

Страна должна жить под одним девизом: «Все для фронта, все для победы!»

*ИГИЛ – террористическая организация, запрещена в России.

Руководитель информационно-аналитического центра общественной организации «Московские суворовцы» Виктор Саулкин