“Готовься в войне к миру, а в мире к войне” А.В. Суворов
«Праведный полководец»: Почему Александр Суворов свят для народа
15.02.2024

А. В. СУВОРОВ.png

В Русской Православной Церкви продолжается обработка материалов, подготовленных для Синодальной комиссии по канонизации святых по вопросу о прославлении генералиссимуса Александра Суворова в лике праведных воинов. Но, прежде чем рассуждать о праведности как таковой, и тем более о праведности Александра Суворова, стоит понять, что же вообще означают «праведность» и "благочестие» - понятия, тесно связанные друг с другом.

Так что же такое «праведность»?

Так, согласно апостолу Павлу, «праведник» - это тот, кто не стыдится благовествовать Христа, кто не стыдится правды, живёт верою и подтверждает это своими делами. В толковом словаре Д.Ушакова слово «праведный» означает «благочестивый, не погрешающий против правил, требований религиозной нравственности, морали, проникнутый идеалу нравственной чистоты и справедливости». Согласно же словарю В.Даля, «праведный» означает «беспорочный, свободный от всякого порока, преступления, дурных свойств, чистый, нравственный».

При этом, согласно энциклопедии «Азбука Веры», «праведные - это христиане высокой духовной жизни», а «благочестие» - это образ жизни подлинного христианина, выражаемый в любви к Богу и деятельном стремлении к Нему, соблюдении Его заповедей и истинном богопочитании».

Завершая парад определений, приведём на основе этого же словаря последнее, которое нам поможет разобраться, был ли Суворов подвижником веры:

Подвижник - человек, постоянно исполняющий те или иные аскетические действия, подвизающийся (т.е. берущий на себя подвиг борьбы) против той или иной страсти с целью приобретения противоположной ей добродетели. Корень этого слова – «подвиг», что в первоначальном значении имеет смысл целенаправленного усилия, стремления к достижению цели.

Таким образом, суммируя, можно сказать, что праведность и благочестие в христианстве - это состояние внешней и внутренней жизни человека, соответствующее христианским заповедям. Сам благочестивый праведник - это человек, живущий Божией верой и правдой, следующий путём Христа по причине богопочитания и искренней любви к Богу, благоговейно признающий божественные истины и подтверждающий свою веру делами.

Но почему же противники канонизации Александра Суворова отказывают ему в праведности? Приведём возражения, наиболее часто выдвигаемые скептиками, а также малую толику свидетельств о праведной и благочестивой жизни нашего великого полководца. Пусть читатель сам найдёт в них ответ на эти возражения. Итак, основных возражений - три:

▪️ За истекшие годы не наблюдается почитания Суворова как подвижника благочестия.

▪️ Святые воины прославляемы как мученики, страстотерпцы или подвижники веры, а не на основании своих военных заслуг.

▪️ Религиозность Суворова не может быть примером выдающегося церковного благочестия.

«В нём сияла христиански высокая, праведная, смиренная душ»

Оценить праведность жизни Александра Суворова сегодня можно только на основе описания его жизни и поступков, воспоминаний его современников и свидетельств достойных людей нашего времени. Главный свидетель праведности жизни Суворова - русский народ, от мирян до священноначалия, от русских монархов до духовных почитателей Суворова наших дней. Выборочно приведём наиболее характерные свидетельства, подтверждающие праведность и благочестие жизни Александра Васильевича Суворова из уст его современников и священства.

В 1900 году, спустя 100 лет со дня смерти Суворова, по Высочайшему повелению Государя Императора Николая II было решено перенести построенную Александром Суворовым в своём имении деревянную церковь и установить её в Санкт-Петербурге, на территории Николаевской академии Генерального штаба, как «памятихранилище» - священный памятник, посвящённый Суворову.

Вот что сказал об этом настоятель Суворовской церкви в селе Кончанском священник Лев Матвеев 15 марта 1900 года:

«Истинно, не так бы славен был Суворов, если бы не сияла в нём христиански высокая, праведная, смиренная душа. А что такова была она, свидетельствует даже надпись при входе в сей храм: "Аз же милостью Твоею вниду в Дом Твой, поклонюсь ко храму святому Твоему в страхе Твоем, Господи».

После переноса храма в Санкт-Петербург своё слово на освящении Суворовской церкви на Преображенском плацу сказал протопресвитер военного и морского духовенства Александр Желобовский, пространное слово которого (как и следующие свидетельства праведности полководца) стоит процитировать максимально широко:

«В стенах этого скромного храма назад тому сто лет молился великий Суворов. Под сень сего молитвенного дома сам он, колокольным звоном, созывал окрестных жителей; здесь в стенах этих он читал и пел на службах Божиих. Здесь до сего дня сохранилось много священных предметов, которые безмолвно, но красноречиво вещают, что великий полководец Суворов - вместе с тем был и великий христианин... Сей скромный храм, из глуши и запустения перевезённый в многолюдный град столичный и помещённый близ разсадника высшего военного просвещения, являет нам его как доблестного воина Царя Небесного...

Великий Суворов глубоко понимал, какая могучая, несокрушимая сила кроется в религии: Церковь для него была мать - и питающая, и вразумляющая, и утешающая; в минуты жизни трудной (и у него они были) в церкви искал он поддержки и укрепления, искал - и находил. Молитву домашнюю и церковную, праздники и уставы Божии ставил он выше всего, и верным сыном церкви был - и в деревне, и в столице, и в мирное, и в бранное время... Суворов и словом, и делом воспитывал в войсках любовь к Богу, Царю и Отечеству, и воины его были «чудо-богатыри».

Великий Суворов глубоко понимал, какая могучая, несокрушимая сила кроется в религии: Церковь для него была мать - и питающая, и вразумляющая, и утешающая.

«На первом месте в его мысли и чувствах были Бог и святая вера»

И уже 5 мая 1900 года Высокопреосвященнейший митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Антоний, первенствующий член Святейшего Синода, стоя у могилы Суворова, произнёс следующие слова:

«И в мирное время, и на войне, и во всех обстоятельствах его жизни на первом месте в его мысли и чувствах были Бог и святая вера. Его обыкновенными поговорками были: «Помилуй Бог! С нами Бог!» Истинному герою, по его словам, «нужно любить веру». Перед штурмом Измаила он дал такой приказ по войскам: «Сегодня молиться, завтра учиться, послезавтра - победа или смерть». Во время перехода через Альпы ему, усталому, изнемождённому, гостеприимные католические монахи предложили завтрак. «Нет, - сказал Суворов, надо прежде Богу помолиться; отслужите нам молебен, а затем и в трапезу». Итак, впереди всего у него всегда были Бог, молитва и вера.

Но во всей красоте сказались великие качества его души в завещательных строках потомству его автобиографии: «Всякое дело начинать с благословением Божиим, до издыхания быть верным Государю и Отечеству, избегать роскоши, праздности, корыстолюбия и искать славы через истину и добродетель». Здесь сказался весь Суворов, и здесь скрывалась тайна его великого, всепобеждающего мужества».

А всего неделю спустя, 12 мая 1900 года тот же владыка Антоний, поминая Суворова, произнёс:

«Геройская богатырская работа великого Суворова вырастала на основе этих наших русских начал. На них же воспитывал он и своих соработников - чудо-богатырей российского воинства. «Стой за дом Пресвятой Богородицы, стой за батюшку Царя», - учил он солдата. Помолимся же все здесь у этой могилы усердно, да будет от Господа и от людей лежащему здесь Суворову, самоотверженному великому герою святой русской земли, не постыдно всю жизнь подвизавшемуся во славу Церкви-матери, Царя православного и Родины святой, вечная слава и вечная память. Аминь».

Зададимся вопросом: много ли подобных примеров хранит история Русской Церкви, когда в честь какого-либо мирянина, пусть даже самого высокопоставленного, из сельской глуши перенесли целый храм, построенный его руками, а затем освятили? Не является ли один только этот случай свидетельством того, что речь идёт именно о великом подвижнике Русской Церкви, а приведённые здесь слова, прозвучавшие более ста лет назад из уст священства, - живым свидетельством благочестивой, праведной и подвижнической жизни Суворова?

«Русскому человеку дорого имя Суворов»

Но дополним их и более поздними свидетельствами. Итак, слово великого духовного писателя XX века митрополита Вениамина Федченкова (1880-1961):

«Русскому человеку дорого имя А.В. Суворова. Это был человек необычайной личной святости. Подвижник Православия... пред взятием Измаильской крепости он отдаёт приказ: «День молиться, день поститься, а на третий Измаил взять». И взяли. Да и как не взять, если люди молились да постились?! Геройство русского солдата от этих двух дней утроилось!»

Своё отношение к Александру Суворову в 2004 году выразил и Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II:

«Праведный и благородный воин, верный сын Православной Церкви, Суворов был прозван «Русским Архистратигом». Божественный Промысел усмотрел и возделал в этом "гении войны и мира" благородного человека всепобеждающей веры, человека, преданного идеалам чести и справедливости, человека, искренне любящего своё Отечество...

Внимательно всматриваясь в духовный лик Суворова, всякий обнаружит в нём необыкновенную цельность души - плод суровой самодисциплины и молитвенного подвига. Свою жизнь и своё воинское призвание он воспринимал исключительно как служение Господу, Святой Церкви и народу России. В образе великого русского полководца находит своё воплощение живое русское благочестие, живая вера, не оторванная от реальной жизни...

Чрезвычайно деятельный человек, но одновременно и всегдашний горячий молитвенник, он считал жизненной необходимостью перед началом любого похода посетить храм Божий и преклонить колена перед подателем Победы. За несколько дней до смерти Суворов запишет в своём дневнике: «Я уповал на Бога и был непоколебим» Вот секрет суворовской "науки побеждать»!

Наш современник, руководитель фонда «Герои Отечества» Герой Советского Союза, воин-афганец, а ныне православный инок Киприан (Бурков) по благословению священноначалия Русской Православной Церкви занимается духовной помощью нашим военнослужащим, оказавшимся в госпиталях после ранений в СВО. Приведём его проникновенные слова о праведном генералиссимусе, сказанные совсем недавно, в феврале 2023 года:

«Поддержать идею с канонизацией генералиссимуса Александра Васильевича Суворова необходимо, поскольку он был глубоко верующим человеком, и его вера проявлялась как в мирной жизни, так и в сражениях. «Мы русские, с нами Бог!» - восклицал Суворов. Александр Васильевич никогда не начинал сражения без молебна. Он был настолько верующим человеком, что этой верой заражал всех воинов. Моё личное мнение - конечно, Александр Васильевич Суворов заслуживает канонизации».

«Ему быть ангелом!»

Добавим краткие слова о Суворове, произнесённые из уст Всероссийских Императоров, каждый из которых до 1917 года возглавлял Русскую Церковь. Так, Император Павел I говорил в 1799 году, ещё при жизни полководца: «Для других это много, для Суворова мало. Ему быть ангелом!»

А столетие спустя, в 1899 году Святой Император-страстотерпец Николай II, говоря о создании Суворовского мемориала в Санкт-Петербурге, сказал следующее: «Памятников в России много, а вот Храмов Памяти - нет ни одного».

По сути, эти слова были пророческими, поскольку подразумевали возможность установления храмов в честь самого Александра Суворова.

Ну, и в завершение материала - характерные высказывания о Суворове его инославных современников.

Генерал В.Х. Дерфельден, соратник Суворова: «Каждое слово этого непонятного чудака чтится как Евангелие».

И, наконец, лорд Байрон, который посвящал нашему великому полководцу свои стихи и говорил: «Суворов был необъяснимым чудом».

Что с того?

Конечно, это лишь малая толика подобных высказываний и свидетельств. Да, они пока не отвечают на все вопросы противников канонизации. А потому в следующих частях нашего «суворовского цикла» мы приведём ряд конкретных примеров, в полноте раскрывающих духовную деятельность Суворова как миссионера и благочестивого подвижника веры.

Евгений Цыбизов

«Царьград»